Подниматься и царствовать

Редгрейн Лебовски

Игры Патриотов

Серия:Абсолютные Элементы – 1

Перевод с украинского: Tia Greygann (А.Чубатая)

Данная книжка предназначена только для подготовительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после чтения. Спасибо.

Создатель: Редгрейн Лебовски (Н. Парцей)

Перевод с украинского: Tia Greygann (А.Чубатая)

ОПИСАНИЕ:

Софи Бенсон – элитный охотник за нечистью Подниматься и царствовать, никогда не веровала в сказки, а миф о происхождении мира от 72 букв, которые укрыты за Сумеречными воротами и охраняемые загадочными стражами, считала глуповатой выдумкой. Но время от времени и за самыми доверчивыми легендами прячется правда, и все то, что ранее было притчами из старенькых книжек становится реальностью. Сейчас миру грозит опасность, ведь Подниматься и царствовать всегда найдутся те, чьи сердца пленит жажда власти, и кто будет стремиться нарушить равновесие и переписать историю по собственному усмотрению. И эти люди способны на все, они скрывают свои черные намерения за небезопасными утехами для толстосумов, вовлекая в свои забавы обычных людей. Женщина со собственной командой Подниматься и царствовать оказывается в гуще событий, пытаясь разобраться в этих таинственных играх, но она еще не подозревает, что скоро окажется одним из главных частей происходящего.

Все права защищены. Полное либо частичное копирование текста без указания создателя и переводчика ЗАПРЕЩЕНО!

Уважайте чужой труд!

Редгрейн Лебовски

Абсолютные Элементы. Книжка 1. Игры Патриотов

Перевод:А.Чубатая

«И Вселенная Подниматься и царствовать произошла от Слова, а Слово от Букв.

Буковкы сформировывают порядок Бытия,

Конец Начала и Начало Конца.

Любая буковка – Слово, каждое Слово – Имя»

Книжка Стражей

Игры Патриотов

Абсолютные Элементы – 1

Начиная с 9 лет, каждый денек я выходил на улицу и отрисовывал. Я лицезрел красоту там, где другие лицезрели грязь. И это прижилось во мне — меня Подниматься и царствовать притягивают черные истории и черные сюжеты.

Ридли Скотт

Часть 1-ая

Драйв

Это было самое красивое время, это было самое злополучное время, — век мудрости, век безумия, деньки веры, деньки безверия, пора света, пора тьмы, весна надежд, стужа отчаяния, у нас было всё впереди, у нас впереди ничего не было, мы то Подниматься и царствовать витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, — словом, время это было очень похоже на сегодняшнее.

Чарльз Диккенс. «Повесть о 2-ух городах»

Прямо за Кометой

Мерцающие вывески, огни переполненных улиц сливались в сплошное разноцветное пятно. Маневрируя в непрерывном потоке людей, они двигались в направлении «Механической дамы».

– Это будет грандиозно! – сияя Подниматься и царствовать, произнес Патрик. – Я до сего времени не могу поверить, что Бенни таки достал билеты! Это ведь сами «Аниматоры»! Они перевернут ваше представление о современной музыке! Там собираются все...

Его слова утопли в шквале рукоплесканий. Ребята как раз вышли на маленькую, отлично освещенную площадь, заполненную экзальтированной публикой. В ее центре шло Подниматься и царствовать представление – ярко нарядные мужчины показывали удивительные фокусы, а смуглая красотка, схожая на цыганку, обходила людей со шапкой в протянутой руке. Софи впору увернулась от пары дрессированных голубей. Выписав неописуемый пируэт прямо перед ее носом, птицы приземлились на плечо бородатого здоровяка.

– Ну и, куда сейчас? – Кук на ходу перепрыгнул карликовую Подниматься и царствовать собачонку, больше похожую на стильно нарядную крысу.

Патрик сочувственно поглядел на товарища:

– Переулок номер четыре. Для тебя не воспрепядствовало бы чаще выбираться куда-нибудь из тренировочного центра, а то так скоро одичаешь.

– Я не для того последние четыре года вон из кожи лезу! Тупо, попав в состав Беты, слоняться по Подниматься и царствовать ночным клубам в компании непонятного типа, известного как Бенни Блестящие Пятки. На твоем месте я издавна прикрыл бы этого торгаша, совместно с его зачуханной конторкой.

– Расслабься, – мягко рассмеялась Софи, одернув пиджак, подол которого трепыхался от резвого движения, – ты ведь отлично знаешь, что вправе делать все, что угодно, пока не Подниматься и царствовать получишь новое задание. Кук, ты можешь находить проблемы, либо сиднем посиживать в Лиге. Но также ты можешь спустить собственный праведный зад к нам, на землю, и просто поразвлечься. Так что, не мути воду без предпосылки. Бенни хоть и скользкий тип, но в собственном деле он профи.

– Просто Подниматься и царствовать гласить, – Кук снисходительно поглядел на подругу. – Тебя-то проблемы всегда находят сами.

– В общем-то, у нас принято считать, что Софи сама – ходячая проблема, – с ухмылкой произнес Патрик, направляясь к обратной улице. К ночному клубу оставалось каких-либо двести метров. Потирая жиденькую бородку, он с любопытством вглядывался в витрины бессчетных магазинов Подниматься и царствовать, протянувшихся повдоль всего квартала. Там меж прилавками безпрерывно сновали покупатели, оживленно обсуждая предметы покупок вместе, либо с еще одним продавцом-консультантом. В памяти Патрика промелькнула фраза, написанная на обороте билетов метро: «Мегаполис Акрополь – всегда открыт тебе!».

Акрополь. Город, который никогда не дремлет. Город сотен тыщ огней с многомиллионным популяцией Подниматься и царствовать, соединил внутри себя величие старой готической архитектуры и новые технологии современности, раскинувшись по обе стороны южного залива Элбери.

– Пришли, – сказал он, оторвавшись от раздумий и свернув в черный переулок меж старенькой многоэтажкой и полуразвалившимся кинозалом.

Ночной клуб «Механическая дама» воспользовался особенной популярностью у местной молодежи, и не в последнюю Подниматься и царствовать очередь из-за собственного типичного внешнего облика. На сплошной кирпичной стенке была расположена неописуемая установка в стиле «стимпанк» – пятиметровое железное лицо спящей дамы, снаряженное обилием маленьких устройств, схожих на часовые. Колесики, пружины, разные шестеренки – все складывалось в один большой механизм, который без остановки тикал, щелкал и скрежетал, а открытый Подниматься и царствовать рот дамы служил входом.

Рядом с клубом их уже ожидал Бенни со собственной свитой. Не достаточно найдется в городке людей, которые б с радостью предвкушали встречу с этим долговязым юным парнем, с болезненным цветом кожи и сальными волосами. Лицезрев их, Бенни оскалился и помахал билетами, подзывая к для себя.

– Вот Подниматься и царствовать, как и уславливались. Сейчас мы в расчете, Патрик, – его глас звучал, как будто липкая прохладная слизь на ощупь.

– Головорезы? – удивленно подняла брови дама, очень схожая на местную путану. – Бенни! Сейчас, ты помогаешь им, а завтра они явятся за твоей душой, – и, выругавшись, она с омерзением плюнула ребятам под Подниматься и царствовать ноги.

Софи поморщилась. Тем временем Кук, стараясь быть как можно более неприметным, потянулся к внутреннему кармашку плаща.

– Ой, ну для чего так грубо, – Патрик, подмигнув, грациозно выхватил билеты. – У нас с Бенни старенькые счеты, потому, в случае чего, час форы ему гарантирован. Так, проходим, начало уже через Подниматься и царствовать 10 минут. Я ничего не желаю пропустить!

– Эй! Вам тут не место! Убирайтесь туда, откуда пришли, паршивые ублюдки, – прогудел в один момент выросший перед Куком темнокожий крепыш. Всего секунду вспять он стоял за спиной у Бенни, а уже в последующий миг тянулся своими большими ручищами к Куку, скривившись в злостной гримасе.

– Патрик, скажи Подниматься и царствовать собственному лысому дружку, чтоб не кипятился. Мои друзья малость перебрали, сами осознаете, вот и плетут невесть что, – Бенни смущенно осмотрел всю троицу, оттягивая громилу.

Двери клуба распахнулись, и на улицу, совместно с разгоряченными людьми, хлынул поток звучной музыки, наполнив теплый сентябрьский вечер низкими басами. С центральной улицы Подниматься и царствовать возникало больше людей, вполне заполняя и без того тесноватый переулок.

Софи толкнула Кука локтем в бок, и тот без охоты выпрямился:

– Не сомневаюсь.

– Вот и отлично. А сейчас, позвольте откланяться! Последующие покупатели уже ожидают, – и грубо потянув даму за собой, Бенни растворился посреди гулкой толпы. Крепыш, сыпля проклятиями, нерасторопно пошаркал Подниматься и царствовать за ними.

Блестящими Пятками Бенни окрестили не напрасно. Он повсевременно крутился в подозрительных компаниях, прокручивая непонятные сделки, и когда эти черные делишки начинали пахнуть жареным, он давал волю ногам, оставляя после себя только столб пыли. Патрик на уровне мыслей отметил, что Кук прав – таких проходимцев деньком с огнем не сыскать Подниматься и царствовать. Взглянув на часы, которые цепочкой крепились к кармашку вельветового пиджака, он жестом поторопил собственных спутников к входу.

– Игры Патриотов! Не пропустите интересный фестиваль приключений! – махая пачкой листовок, залепетала женщина в красном манто. Она вынырнула прямо перед Патриком, перегородив дорогу и мешая ему как можно резвее попасть на хотимый концерт Подниматься и царствовать.

– Я сам – сплошное приключение, солнышко, так что отойди, – повелел тот, небережно махнув рукою.

– Приходи, и твоя жизнь поменяется навечно! – удивленно захлопала она очами, не прекращая попыток втиснуть листовку парню.

– Моя жизнь поменяется, как ты уйдешь с дороги, – Патрик опустил руки ей на плечи, аккуратненько сдвинув в сторону Подниматься и царствовать.

Недовольно фыркнув, женщина принялась за Софи, но наткнувшись только на суровый взор, всучила ей несколько бумажек и пропала в неведомом направлении.

«Заплати и выживи» – таковой была основная мысль новейшей превосходной аферы. Эти игрища были всюду, наводнили маркетинговые щиты, телевидение, газеты и с каждым деньком быстро набирали популярность посреди обитателей городка Подниматься и царствовать. Многие из их клюнули на эти очень туманные призывы, и наперерыв рвались восполнить ряды участников этого непонятного предприятия.

Софи лениво произвела осмотр листовку. На оборотной стороне в непонятном порядке были какие-то картинки, буковкы, слова. Все это напоминало ребус, к решению которого и не усвоишь, как подступится.

«Фигня какая-то Подниматься и царствовать» – поразмыслила она, и, скомкав, выкинула листовки куда подальше.

– Это анкета, ­– произнес Кук, шагая рядом, – я не один раз лицезрел такие ранее. Если верно заполнишь, попадаешь в перечень возможных претендентов на роль. И те, кто резвее оплатит свое место, входят в игру. И самое увлекательное – ты не Подниматься и царствовать знаешь, что она будет из себя представлять. Молвят, игры никогда не повторялась.

Софи сделала вид, что ничего не слышала. В ее нынешние планы не входило обсуждение развлечений для богатеньких дурачков. Ведь ребята как раз вывалились за заграждение, и гулкая орава, находящаяся в предвкушении концерта, медлительно понесла их к входу. Женщина Подниматься и царствовать решительно протиснулась в массу, прямо за Патриком, бесцеремонно прокладывая для себя путь. На данный момент ее не много тревожила чья-то оттоптанная нога либо задетое плечо, как, в общем, и все эти незнакомцы.

– Очам своим не верю, кого это сюда внесло! Мои поздравления! – Орфей появился, как будто из ниоткуда. Обширно Подниматься и царствовать улыбаясь, он положил руку на плечо Софи, подстраиваясь к ее шагу. Его аккуратненько уложенные серебристые волосы, сейчас отдавали немного фиолетовым цветом. Это в особенности красиво смешивалось с густыми темными бровями и таковой же многодневной щетиной. – Умопомрачительно, как вам удалось вынуть лысого ботана в люди? – Орфей кивнул в сторону нахмуренного Подниматься и царствовать Кука, очень недовольного всем происходящим.

– Поначалу испытанным способом: ересь, шантаж и провокация. Ну, а если это не помогает – на сцену выходит Патрик, со всем своим сладкоречием. И не проходит и 10 минут, как клиент готов!

Орфей расхохотался:

– О, этот небольшой говнюк всегда получает то, чего желает.

– А еще он Подниматься и царствовать отлично тебя слышит, – язвительно сказал Патрик, пожав руку товарищу. – Дороти уже в зале и заняла столик.

– И она тут, – разочарованно простонала Софи. Только не сейчас, только не безумная Дороти Финч! – Кук точно не обрадуется.

– Он об этом еще не знает.

– О чем же не знаю? – поинтересовался юноша, как раз Подниматься и царствовать догнав их.

Но никто не успел ответить. «Механическая дама» взорвалась звучными рукоплесканиями, что означало одно – на сцену вышли «Аниматоры». Поспешно вручив приземистым сторожам билеты, ребята пропали в мгле ночного клуба.

* * *

Большой зал то исчезал в кромешной тьме, то опять возникал в ярчайших вспышках прожекторов. Софи казалось, что она лицезреет все секундными Подниматься и царствовать стоп-кадрами. Чьи-то руки, ноги, волосы мерцали перед очами и сбивали с толку. Масса вокруг плясала, двигаясь в умопомрачительно синхронном обезумевшем темпе. Окруженная со всех боков, женщина не могла осознать, в каком направлении ей необходимо идти. Встав на цыпочки, Софи покрутила головой, пытаясь рассмотреть Патрика Подниматься и царствовать либо Орфея. Напрасно, ни 1-го знакомого лица. Звуки очень звучные, мерцающий свет очень броский, все идет кругом, а пол вероломно бежит из-под ног. Закрыв глаза, Софи пошевелила мозгами что это либо группа вправду так классная, как гласил Патрик, либо последняя бутылка на троих была излишней.

Кук остался с Подниматься и царствовать Дороти один, а означает, необходимо поскорее отыскать столик, за которым они посиживают. Сделав несколько неуверенных шагов, она налетела на вызывающе одетую девушку, очень получив локтем меж ребер. Выругавшись, Софи двинулась далее. Ее давили, толкали и раз за разом больно наступали на ноги.

– Карма, – процедила для себя под нос женщина, вспомнив Подниматься и царствовать, как не так давно сама оттоптала не одну пару туфель. Масса никак не рассеивалась, потные тела только сменяли друг дружку. Черт побери, тут все двигалось! Закрыв лицо руками, она попробовала хотя бы примерно вспомнить, в каком направлении необходимо идти, но мысли никак не клеились воедино. Ноги подогнулись, и Подниматься и царствовать Софи ужаснулась, что вот-вот свалится и ее затопчут. Она отчаянно замахала руками, пытаясь удержать равновесие, и здесь ощутила, как сзади чьи-то руки прочно обхватили ее, придавая нужную опору. Софи встревожено повернула голову, но лицезрев такую знакомую ухмылку, успокоилась.

Патрик притянул ее к для себя:

– Все нормально?

– Сейчас Подниматься и царствовать да. Мне необходимо к нашему столику.

– Для чего?

– Не стоило оставлять Кука 1-го с этой безумной! – на одном дыхании выпалила Софи. Еще она желала сказать, что Дороти Финч – страшная девчонка, ведь она с хладнокровным выражением лица, достойным серийного маньяка, преследует бедолагу Кука, стоит ему выйти далее дверей собственного дома Подниматься и царствовать. Но слова давались с трудом, язык заплетался, превращая речь в непонятное блеяние. В ушах стучало с неописуемой силой, казалось, мозг устроил для себя свою вечеринку.

Патрик, немного вздрогнув, захохотал:

– Успокойся, он сам с этим управится, – заверил он, приплясывая рядом. Его волосы выбились из хвостика, падая волнистыми прядями на лицо. Юноша молчком схватил Подниматься и царствовать подругу за руку, и закрутил в нехитром движении, а через миг продолжил. – Софи Бенсон, вечер только начинается. Не исчезай из моего поля зрения, так как разнесешь тут все к чертовой мамы, я тебя знаю.

Не обнаружив внутри себя сил протестовать и спорить, Софи покорливо прислонилась к Подниматься и царствовать другу, обвив руки вокруг его шейки. Своим ногам она на данный момент не доверяла, потому рядом с Патриком было спокойнее.

– Наконец я вас отыскал! – раздался недалеко веселый возглас Орфея. Хитро улыбаясь, он держал в поднятых руках несколько малеханьких бутылочек. Софи незначительно опешила, вспомнив, что конкретно в таких емкостях продают микстуры Подниматься и царствовать от кашля. Протиснувшись меж парнем в оранжевых очках и пышногрудой блондиночкой, Орфей вручил каждому по экземпляру. – Дамы и господа, предлагаю вашему вниманию «Хвост Кометы»! Пристегните ремни, ибо эта штука будет рвать вас на кусочки! – его глаза подозрительно сверкнули.

Патрик осмотрел бутылочку с выражением глубочайшей скорби.

– За Гарри, – выдохнул он, залпом Подниматься и царствовать опорожнив ее.

– За Гарри, – повторил Орфей.

Софи на мгновение заколебалась. Для нее и так было довольно на сей день алкоголя, и это, судя по отзывам, термоядерное пойло очевидно было излишним. Она знала, что завтра очень об этом пожалеет, но еще более пожалеет, если не поддержит самого близкого друга в Подниматься и царствовать сей день. Ведь они "всегда совместно, даже через огнь, воду и безумные идеи моего братца" – как обожал повторять Гарри. Уловив на для себя вопросительный взор Патрика, Софи вздохнула, открутила крышечку, и залпом опрокинула содержимое бутылочки.

А далее – мгла.

Утро хорошим не бывает

Через закрытые веки бесчеловечно пробивался солнечный свет, заставляя Подниматься и царствовать томные руки потянуться к очам, чтобы прикрыть их. Голова, казалось, налилась свинцом, а каждое движение отдавало болью по всему телу.

Софи с трудом открыла глаза и, вздохнув, медлительно поднялась. Она попробовала вспомнить, что происходило после той вишневой отравы, но ей так и не удалось оживить в памяти действия вчерашнего Подниматься и царствовать вечера. Комфортная мягенькая кровать напрочь отбивала желание покидать ее. Женщина пошеркала виски, опустив ноги на холодный пол. Ну что ж, для начала хорошо, могло быть и ужаснее. Осознание того, что она посиживает в одном белье, пронзило сознание, как будто электронный разряд. А вот это уже гнусно.

Избегая резких движений Подниматься и царствовать, Софи осмотрелась: сероватые стенки, огромное окно, стеллаж с книжками, мягкое кресло и несколько ретропостеров в рамках – эта комфортная, чистоплотная комната не принадлежала ни ей, ни Патрику, и это куда усложняло ситуацию. Уповая на то, что все еще может обойтись, женщина обернулась и с жалобным стоном поняла: все ее надежды упали Подниматься и царствовать.

На 2-ой половине кровати, закутавшись в одеяло по самые уши, спал незнакомый юноша. На мгновение внимание Софи привлек сияние узкой крестообразной сережки в его ухе, и женщина пригнулась, пытаясь разглядеть незнакомца. Растрепанные пепельно-русые волосы закрывали огромную часть его лица, и она, не рискнув отбросить их, сделала вывод, что Подниматься и царствовать никогда ранее его не лицезрела.

Софи медлительно сползла с кровати, подобрала с пола свои вещи, и наскоро одевшись, на цыпочках вышла из комнаты, тихо закрыв за собой дверь. Видимо, в этой квартире продолжилась вечеринка, потому что тут царствовал полный хаос. Большая комната, которая, вероятнее всего, день Подниматься и царствовать вспять была милой гостиной, на данный момент напоминала место детонации бомбы – всюду были разбросаны вещи, бутылки, пластмассовые стаканчики и коробки от пиццы. А несколько ребят так и заснули, где пришлось.

В самом эпицентре бардака, на краю журнального столика посиживал Орфей.

Вдумчиво потирая щетину, он смотрелся прилично помятым и озадаченным Подниматься и царствовать.

– По последней мере, не пробудился в одной постели неизвестно с кем, – чуть слышно пробормотала Софи, сверля взором товарища. Волна раздражения накатила сразу с тошнотой, желудок конвульсивно свело в спазме. Поколебавшись меж желанием задать Орфею неплохого нагоняя за идею с выпивкой, и желанием резвее свалить отсюда, не привлекая внимания, женщина все таки Подниматься и царствовать тормознула на первом варианте.

– Сейчас ты в моем блэклисте! – разлюбезно сказала она, осматриваясь в поисках самого близкого друга, но Патрика нигде не было видно.

– Что? А-а-а, Софи, доброе ут... Выглядишь страшно.

– Заткнись! Как для тебя вообщем вчера пришло в голову...

Орфей перебил ее на полуслове. Поднявшись и Подниматься и царствовать разминая онемевшую шейку, он произнес:

– Если ты готова, уходим. Эстель уже рвет и мечет, пытаясь отыскать вас.

– О чем это ты? – нахмурилась Софи.

– Дай угадаю: ты оставила компас дома, как и мы, кроме страдающего лишним благоразумием Кука. И бьюсь об заклад, этот задрот уже издавна нарисовался в кабинете Подниматься и царствовать директоров, готовый получить новое задание. Только вся соль в том, что сейчас им нужен состав Альфы, и лысый пролетает, как фанера над Парижем.

– Откуда ты все это знаешь? И прикуси язык, он все-же твой напарник, – женщина запихнула руку в кармашек пиджака, но пальцы не нащупали там обычного устройства.

– Дорогая Подниматься и царствовать, я бы не пробудился в такую ​​рань просто так. Лысый входил сюда и забрал Патрика. И поверь, у меня нет никакого желания выяснить, как он нас отыскал.

– А какого черта они не позаботились о том, чтобы отыскать меня? – возмутилась Софи, но сразу замолчала. Все же, беря во внимание, что она Подниматься и царствовать пробудилась в одной кровати с незнакомцем, это было ей на руку, ведь слушать последующие некоторое количество дней их язвительные шутки она не желала. Орфей молчком пожал плечами и проскользнул мимо нее к входной двери. Остановившись на пороге, он, не оглядываясь, добавил:

– Шевелись, у нас всего час. Патрик Подниматься и царствовать будет ожидать в «Ракете», а далее – на экзекуцию к Темной Вдове.

Только Орфей, в силу собственной недальновидности, решался так именовать Эстель. Если она об этом выяснит – от парня влажного места не остается.

Время вправду поджимало, так что заглянуть домой и принять душ не выходило. Тяжело вздохнув, Софи поплелась Подниматься и царствовать прямо за ним.

* * *

Патрик посиживал в практически пустом кафе, подперев голову рукою и рассматривая остатки кофейной гущи на деньке чашечки. Часы над барной стойкой демонстрировали всего семь утра. Люди начнут собираться тут не ранее чем через час, а пока можно услаждаться тишью. Кук восседал напротив, и с нахмуренным видом уже долгое Подниматься и царствовать время крутил в руках ламинированный лист меню, не делая заказа, что очевидно не нравилось тучной официантке, раз за разом проплывающей мимо их столика.

В воздухе витал запах новоиспеченной сдобы. В другой денек это непременно бы встряхнуло аппетит молодого организма, но не сейчас. Патрик брезгливо поморщился, и обессилено Подниматься и царствовать опустил томную голову на холодный стол.

– Ради всего святого, для чего ты меня притащил сюда?

– Поразмыслил, что ты захочешь подкрепиться перед томным деньком. Сейчас ведь предстоит тяжкий денек, не так ли? – спросил Кук, жестом подозвав недовольную официантку, и заказав по чашечке кофе с черничными пирожными.

– У меня каждый денек, как фестиваль Подниматься и царствовать в Рио-де-Жанейро. Не тяни кота за хвост и перебегай к делу.

Кук с облегчением вздохнул, откинувшись на спинку кресла. Что ему всегда нравилось в этом парне, так это его умение глядеть в корень препядствия.

– Хорошо, – согласился он. – Слушай, я желаю попасть в вашу команду.

– А я желаю Подниматься и царствовать золотой велик, фломастеры и полкоролевства в придачу, – ответил Патрик, не поднимая головы. Он ждал головомойки за то, что потянул Кука в клуб, за свое ветреное и безответственное поведение, либо хотя бы заслуженный подзатыльник за Дороти Финч, но только не возвращения к данной теме. – Ты ведь знаешь, что я Подниматься и царствовать ничем не могу посодействовать. Для директоров рейтинг гласит сам за себя. В Бете ты – последний в перечне, 2-ая Ветла, а если кого-либо из вас и решат перевести в Альфу, то Орфея.

– Абсурд! У вас пустующее место! В Кодексе сказано, что в составе Альфы вас должно быть трое… И этим третьим Подниматься и царствовать должен стать я! – Кук поспешно замолчал, понимая, что произнес избыточное.

Наступила пауза. Патрик медлительно поднял голову и застыл, уставившись на Кука. На его каменном лице не дрогнула ни одна мускула, только коричневые глаза, казалось, еще более потемнели. Отхлебнув только принесенный кофе, он заговорил устрашающе тихо:

– Снова назовешь погибель Гарри Подниматься и царствовать «пустующим местом», и я за себя не отвечаю.

Кук немного кивнул, виновно потупив взор.

Патрик был парнем отходчивым, а в особенности с похмелья. Желая как можно резвее отыграться, он саркастически спросил:

– Как прошел твой романтичный вечер?

– Да пошел ты! – огрызнулся Кук, принявшись за пирожные.

Таковой ответ полностью удовлетворил Патрика Подниматься и царствовать.

О больной одержимости Дороти Финч бедолагой Куком прогуливались легенды. Все началось в денек, когда ему исполнилось восемь. Вот тогда, в примыкающем доме поселилась семья с рыжеволосой девчонкой. И это, на 1-ый взор милое чудовище, скоро превратило его стабильное существование в реальный ужас. Задувая свечки на торжественном тортике, Кук Подниматься и царствовать загадывал, чтоб ему подарили щенка, а заместо смешной зверушки получил привет из Ада и малеханького Цербера в лице Дороти.

С возрастом ее происки становились все грубее. К преследованиям добавились уничтоженный дом на дереве, выбитый молочный зуб, 10-ки жевательных резинок в волосах и полный крах всех шансов на то Подниматься и царствовать, что Лина Эванс, его потаенная детская любовь, выяснит о эмоциях Кука ранее, чем увидит его нагой зад через прожженные брюки. Потому Патрик отлично знал: хочешь уколоть – спроси о Дороти.

Гул колокольчика над входной дверцей и знакомые голоса возвратили к действительности, разогнав назойливые мысли. Софи тяжело опустилась рядом с Патриком Подниматься и царствовать на мягенький стул, бесцеремонно выхватив чашечку из его рук.

– О боги, из какой канавы ты вылезла? – Кук пристально смерил ее взором. Удостоившись в ответ только неблагопристойного жеста, он тихо хмыкнул, принявшись за последующее пирожное.

– Мы находили тебя днем. Куда ты подевалась? – Патрик провел ладонью по голове подруги, приглаживая волосы.

– Никуда Подниматься и царствовать, – пробормотала Софи, – просто вы бесталантные ищейки.

– Софи, ты как будто ниндзя. Вот ты стоишь тут, а стоит мне отвернуться, как ты исчезаешь.

– Она не ниндзя. Чтобы спрятаться, ей довольно легко встать в профиль. Покорми ее хорошо, и никуда она не денется, – ухмыльнулся Кук.– Слушай, Софи, я до сего времени не Подниматься и царствовать могу осознать, откуда у тебя столько сил? На тренировке в паре с тобой не проходит и минутки, как я лежу носом в пол с заломленными руками! А я вдвое больше тебя! – добавил он, с легким возмущением в голосе.

Патрик сладко потянулся.

– Не обращай внимания на этого Подниматься и царствовать кретина, он просто завидует.

– Так, что у нас на повестке денька? – Орфей возвратился с подносом, полным пищи. Софи поспешно закрыла нос рукою – резкие запахи все еще вызывали у нее приступы тошноты. Орфей же, без промедлений, принялся уплетать все попорядку.

Никто не торопился с ответом. Софи перевела взор на огромное окно Подниматься и царствовать слева от нее. Вниз по улице можно было рассмотреть здание тренировочного центра. Большой безупречный куб высился над местными строениями, привлекая внимание собственной необыкновенной архитектурой, резко выделяясь на фоне цветных домиков в древнем стиле.

Гладкие стенки из темного мрамора сверкали под холодными утренними лучами, а над большими входными дверцами из зеркального Подниматься и царствовать стекла сиял трехметровый символ Лиги Охотников. Охотников за головами.Переплетение мягеньких линий, напоминающих стилизованное пламя, как будто вытекало из соединенных кругов, схожих на мишень. Таким знаком клеймили каждого адепта, обозначая его принадлежность к Лиге на всю жизнь. В народе его называли Темной Меткой, а их самих – головорезами Подниматься и царствовать. Их страшились и считали ожесточенными наемниками, готовыми выполнить самую запятнанную работу за подобающую плату. Узнавая охотников на улице, люди стремились резвее свернуть с пути, не попадаясь им на глаза.

Софи вздрогнула, чувствуя, как меж лопатками начало печь от одних только мемуаров, и опять устремила взор в окно. Напротив как раз тормознула пара Подниматься и царствовать Ловцов, жарко о кое-чем споря. Специфичная униформа и военная выправка сходу выделяли их посреди толпы. Они были всюду, патрулируя город 20 четыре часа в день, без выходных и перерыва на обед. "Правая рука Порядка в лице самого министра" – конкретно так их именовали местные газеты.

– Ты был сейчас у Подниматься и царствовать Эстель? – вопрос Патрика был адресован Куку, и очевидно застал его врасплох. Отодвинув пустые чашечку и тарелку, он опустил глаза, принявшись рассеянно рассматривать свои башмаки.

– Естественно, был, – фыркнул Орфей. – Лицезрев мигающий компас, он первым побежал лизать ей зад, чтоб получить задание. И кажется мне, она это снова не оценила. Потому Подниматься и царствовать, осознав, что ему ничего не светит, Кук пошел находить вас. Я прав?

Кук нахмурился, бросив недовольный взор поначалу на Патрика, а потом на Орфея:

– Ты мне совершенно не нравишься.

– Ну, знаешь, я тоже не в твоем фан-клубе, – в свою очередь отрезал тот.

– Я получил сигнал, когда ворачивался с Подниматься и царствовать «Механической дамы» и помыслил, что вы уже там, – напряженным голосом продолжил Кук. – Откуда мне было знать, что никто из вас, кретинов, не взял с собой компас! Представьте для себя мое удивление, когда пришел только я!

– Удивление? – саркастически переспросил Орфей – да ты, наверняка, от счастья, к тому же Подниматься и царствовать станцевать успел перед дверцей кабинета.

– Орфей, уймись, – перебила Софи, заметив, как Кук тяжело дышит от раздражения. Юноша вцепился в край стола с таковой силой, что костяшки пальцев побелели. Он очевидно прилагал немалые усилия, чтобы сдержатся, и не накинется на этого белобрысого, с намерением выколотить из него последние мозги. – Кук, что Подниматься и царствовать она для тебя произнесла? – спросила женщина, как можно мягче.

– Темный сектор… Вы должны быть в восемь в конференц-зале.

Патрик тихо присвистнул:

– Ого… Софи, а ведь давненько мы там не были, да?

– Давненько? – Орфей скорчил гримасу. – Кое-кто там не был вообщем!

– К твоему счастью, – Софи схватила Кука за Подниматься и царствовать запястье, потянув на себя через весь стол. – Туда вызывают исключительно в 2-ух случаях: или дела вправду дрянь, и для нас нашлась мерзопакостная работенка, или у их лопнуло терпение, и все наши похождения сейчас вылезут боком.

Мощные часы демонстрировали без четверти восемь. Наскоро попрощавшись, Софи с Патриком вылетели из кафе Подниматься и царствовать, и понеслись в сторону тренировочного центра. Орфей проводил их взором и когда они пропали в массе, обернулся к Куку, и, хлопнув ладонью по столу, заговорил, внезапно резко:

– Ты можешь запудрить мозги им, но не мне. Я вижу тебя насквозь, Кук. Ты прогнил до мозга костей, карабкаясь по карьерной лестнице Подниматься и царствовать в ряды самых наилучших. Ты все никак не можешь смириться с тем, что для тебя приходится выкладываться на полную, а кто-то, без особенных усилий, получает то, к чему так стремишься ты. Для тебя легче разъяснить это несправедливостью, чем отсутствием у тебя подходящих свойств. И ты готов идти Подниматься и царствовать по головам, только бы достигнуть хотимого. Но это скользкий путь, юноша, потому смотри под ноги и сберегай зубы. По последней мере, старайся держать их подальше от меня.

Кто мы и куда идем?

Взлетев по служебной лестнице на пятнадцатый этаж, Софи тяжело оперлась на стенку, дожидаясь друга. В который раз она Подниматься и царствовать пожалела о том, что они решили не ожидать лифт и устроили гонку по ступенькам. Перед очами мелькали темные точки, во рту горчило, а чувство свободного падения все никак не исчезало. Худшего похмелья и не придумаешь.

– О-о-о, моя голова… Она на данный момент расколется, – застонал Патрик, догнав даму. Подержавшись еще Подниматься и царствовать минутку за голову, он шумно втянул воздух и навалился всем телом на томные двери. Те со скрежетом поддались, приоткрывшись, и впуская ребят в длиннющий, меркло освещенный коридор. Стенки, оббитые металлическими пластинами, аккомпанировали их шаги звонким эхом. Патрик закрыл уши руками, Софи вытерпела, хотя с каждым шагом ей Подниматься и царствовать казалось, что ее со всей силы лупят по маковке кое-чем увесистым. Коридор заканчивался одной-единственной дверцей, что вела в конференц-зал.

Остановившись перед ней, женщина вопросительно поглядела на друга. В ответ тот только кивнул, дескать: «Вперед, все равно некуда деваться!». Сжав губки и прикрыв глаза, Софи приготовилась к худшему Подниматься и царствовать и неуверенно постучала. Ответа не последовало. Удивленно хмыкнув, женщина постучала еще пару раз, и, не услышав ничего, осторожно приоткрыла дверь. Зал пустовал, а означает, они пришли первыми. Софи достаточно улыбнулась и проскользнула вовнутрь, поманив за собой друга.

Интерьер конференц-зала на сто процентов показывал склонность управления Лиги к Подниматься и царствовать роскоши. Замудренная лепнина по периметру потолка обволакивала умело замаскированные калоритные лампы, кружевные стенки были украшены щитами и рыцарскими доспехами. Среди зала стоял массивный стол, столешница которого была вкраплена золотыми прожилками, и драгоценными камнями. Рядом с ним соседствовали несколько кресел и диванчик, оббитые ярким бархатом.

Софи опустилась в мягкое кресло, принявшись Подниматься и царствовать теребить пушистое перо на серебряном шлеме, что стоял рядом на подставке. Сейчас вид у нее был плохой, и полностью соответствовал общему состоянию. Патрик шумно сел рядом, закинув ноги на стол. Некое время он молчал, но Софи практически на физическом уровне чувствовала на для себя его взор.

– Так, где ты Подниматься и царствовать была днем? – спросил он, пытаясь придать голосу как можно более обыденный тон. – Мы с Куком произвели осмотр все комнаты, не считая одной, дверь которой была заперта изнутри. Я даже поразмыслил, что ты возвратилась домой, но в «Ракету» ты пришла с Орфеем, означает...

Софи растерянно закусила губу. Не решаясь посмотреть Подниматься и царствовать на друга, она молчком уставилась на свои руки. Мысли лихорадочно кружились в голове, вновь и вновь рисуя перед очами картину ее пробуждения, и от этих мемуаров становилось противно. Осознав, что если она и далее будет молчать, Патрик, заподозрит что-то неладное, примется за расспросы, и в какой Подниматься и царствовать-то момент добьется от нее правды, Софи произнесла:

– Ты серьезно на данный момент об этом хочешь побеседовать? Я практически ничего не помню. Заснула в чьей-то спальне, а дверь заперла, чтоб туда не завалилась какая-то полураздетая парочка.

И вот еще что удивительно. Когда Софи выходила, дверь была открыта Подниматься и царствовать. Но, все таки, об этом сейчас лучше запамятовать.

– Правда?

– Правда.

Патрик поверил. Он всегда ей неоспоримо веровал, и от этого все становилось только ужаснее. Если б Софи произнесла, что по улицам бегают единороги, а с небес спускаются ангелы, Патрик, без излишних вопросов, приволок бы камеру.

Смущенно поерзав на кресле, Софи поторопилась поменять Подниматься и царствовать тему:

– Знаешь, а когда-то я представляла Темный сектор не таким.

– Не настолько помпезным? – юноша улыбнулся. – Хотя, это полностью оправдано: задание такового уровня – это уже преимущество министра. Не будут же его принимать в подвале. Но, зная Эстель, я бы не опешил, если б интерьер тут декорировали Подниматься и царствовать оковы и парочка инквизиторов с плетками.

– И это все, что ты можешь сказать? Я разочарована, – глас Эстель прозвучал, как будто стакан ледяной воды, вылитой за шиворот. – Будь добр, этот стол дороже твоей головы.

Патрик покорливо выпрямился, убрав ноги.

Директриса бесшумно и грациозно, как будто кошка, прошла к диванчику и, присев Подниматься и царствовать на край, принялась тарабанить пальцами по столу. Прямо за ней в зал величаво прошагал чернокожий мужик с папкой в руке – 2-ой директор – Бестибаль. С первого взора его можно было принять за вышибалу – этому очевидно содействовали высочайший рост, крепкое телосложение и каменное выражение лица. Но это воспоминание развеивалось, стоило только Подниматься и царствовать посмотреть в его зеленоватые глаза, которые выдавали человека недюжинных познаний. Огромную часть его лица и обритой наголо головы декорировал непростой узор, состоящий из маленьких, гармонически переплетенных знаков, что присваивало Бестибалю еще больше суровый вид.

За ним семенил 3-ий директор – Мортем. Он также был достаточно крепким, но низкого роста, что в Подниматься и царствовать особенности оказалось на виду, когда он находился рядом с большущим Бестибалем. От пронзительного взора его тусклых и хитрых глаз навечно оставался противный осадок, и полное нежелание встречаться когда-либо еще. Кратко остриженные русые волосы позволяли разглядеть очень необыкновенную и привлекающую деталь его вида – уши. Они были темными. Казалось, их просто Подниматься и царствовать облили краской, и она, до того как высохнуть, разлилась тонкими струйками по небритым щекам и шейке.

Сложив руки впереди себя, Эстель переглянулась с Бестибалем и Мортемом и принялась рассматривать подопечных. Прохладный взор Эстель прожигал насквозь. Снутри Софи все сжалось, казалось, директриса на данный момент испепелит их вкупе с Подниматься и царствовать Патриком. Чувство своей ничтожности и детской слабости одолевало даму всегда, стоило Эстель показаться в радиусе 10 метров. На данный момент же она посиживала на расстоянии вытянутой руки, заставляя Софи ощущать себя козявкой.

Вволю насладившись видом этой парочки, Эстель откинулась на спинку дивана и криво улыбнулась. Собственной прохладной красотой она напоминала Подниматься и царствовать злую ведьму, придумавшую новый план по захвату хотимого царства. Ее роскошные черты лица в обрамлении черных волос напоминали о мраморной статуе в саду, выразительные глаза цвета морозного неба пронзали холодом каждого, кто встречался с ней взором, а кроваво-красные тонкие губки только подчеркивали необыкновенную белизну ее кожи.

Зычный Подниматься и царствовать глас Мортема оторвал Софи от раздумий.


podojnikov-si-perechen-postupivshih-pismennih-obrashenij-fizicheskih-i-yuridicheskih-lic.html
podoshli-s-ivanom-k-gotovoj-vijti-na-zadanie-gruppe.html
podostrij-infekcionnij-endokardit.html